Александр (arabskiy_pilot) wrote,
Александр
arabskiy_pilot

НАШИ ОСВАИВАЮТ АРКТИКУ С "ВРАЖЕСКОЙ" СТОРОНЫ

Bell-206

Увы, не моё. Самому не довелось. Работал на Севере, но наблюдал всё это из относительно просторной герметичной кабины с туалетом и кухней. И, пролетая над Канадой, всегда поражался масштабом и красотой. И вот вам взгляд как раз из этого масштаба и красоты:

Контракт закончен. Завтра отлетываю день с геологами на поиске и собираю свой рюкзак. Впереди дорога на базу. Мне нужно перегнать вертолет с Земли Баффина через пол Канады в Эдмонтон, столицу провинции Альберта. Сюда вертолет мой предшественник перегонял северным путем по Арктике. Но тогда все заливы еще были покрыты льдом и можно было спокойно лететь. Сейчас лед растаял, и я не могу лететь огромные куски над открытой водой. Правила полетов говорят, что на однодвигательной машине, не оборудованной поплавками или балонетами над водой нужно лететь на высоте, обеспечивающей планирование до береговой черты в случае отказа двигателя. (Нравится мне это правило, так спокойнее) То есть над большими заливами не пройти, так высоко я не залезу. Придется двигать к югу вдоль западного берега залива Hudson Bay. Маршрут: Baffin Island – Hall Beach – Repulse Bay – Chesterfield Inlet – Rankin Inlet – Arviat – Churchill. Далее резко на запад через Манитобу и Саскачеван в Альберту. Места вдоль залива не шибко гостеприимные, впрочем тут все места такие. Звонил в аэропорты по дороге, в паре мест нет горючего. В аэропорту Repulse Bay пообещали дать дизельного топлива. Инженер с базы разрешил в виде исключения залить это добро, иначе не долететь ни докуда. На некоторых участках придется идти на пределе дальности, у Jetrangerа баки небольшие, на пару часов. Главное добраться до Churchill, я там через пару часов лета начинается "цивилизация", много аэропортов и много топлива. Люблю когда много топлива! Карта погоды показывает мощный циклон с на севере Манитобы, но он должен уже подуспокоиться к моменту моего отчаливания отсюда. Вообще-то уже хочется домой. Я провел в командировке большую часть лета, уехал из дома в начале июля, а уже середина августа. Еще несколько дней в дороге и можно домой...
Ну вот, солнышко светит через просветы в облаках, лагерь геологов позади, адреса и телефоны записаны в блокнот, обещания не теряться розданы. Нагруженый вертолет еле вытягивает девяноста пять узлов. Я лечу домой. Первая посадка в Hall Beach. Вообще-то я подозревал, что дорога не будет совсем уж медом намазанной, но чтоб с первой же посадки... в аэропорту встречаю еще один вертолет нашей компании, ребята загорают ужу второй день, не могут дождаться заправки. Дяденька-заправщик исчез. Просто исчез без следа. Диспетчер в аэропорту звонил по всем возможным телефонам, никакого результата. Начальник дяденьки-заправщика сказал, что тот на работе в главном офисе тоже не появлялся. Скорее всего на рыбалке. Welcome to Canadian Arctic! У меня еще одна проблема – фотоаппарат приказал долго жить. Шансов починить его в дороге никаких, то есть фотографий не будет, будут путевые и не очень заметки. Ну и в довершение всего я не обнаружил в аэропорту обещанных карт. Мой начальник прислал в Hall Beach карты, по которым мне перегонять машину, а местный кадр из службы перевозок пообещал оставить их на стойке компании. В итоге ни карт ни местного кадра. Вечер обещает быть томным. Надежды добраться сегодня хотя бы до Churchill тают на глазах. Вообще-то незапланированные ночевки в Арктике – мероприятие на грани фола. Гостиницы есть не везде, и места в них есть не всегда. Не редки случаи когда народ ночует в вертолете. Мне в вертолете ночевать проблематично, во-первых уже холодно, во-вторых я категорически не помещаюсь в Jetranger. Если бы это был AStar, но что есть, то есть.
...Через некоторое время подходят парни с еще одного вертолета. Вот так встреча – это экипаж той машины, которая уходила на работу на север Гренландии, когда я ждал погоду в Икалуите. Фотография этого аппарата первая на четвертой страничке. У них контракт закончился, тоже добираются домой, но более простым путем. Они оставляют вертолет в Hall Beach и летят дальше рейсовым самолетом. А сюда приезжает работать на этом вертолете Саша, еще один "наш" летчик в компании. Саша прилетает вечером, и пилот, который летит домой спрашивает не хочу ли я задержаться по этому поводу и выпить бутылочку пива с земляком. Издевается. Конечно я хочу выпить пива, но еще больше я хочу поскорее добраться до дома, поэтому Сашу ждать я не буду. На обед мы идем в военную часть неподалеку. Там – коммунизм. Набирай еды сколько и какой хочешь, кассы просто нет. Надо позвонить какому-то клерку и сказать, что работник компании у них поел, они потом выставят компании счет. Но клерк слушать эти подробности не захотел, пожелал приятного аппетита и положил трубку. Зачем мы столько лет пытались построить коммунизм, надо было просто переехать через океан и записаться в армию! Еще через пару часов, когда терпение у всех почти закончилось (а даже если бы и закончилось, что толку!) появился-таки долгожданный заправщик. Маленький, местный, с коричневой продубленной морщинистой кожей, еле-еле говорящий по-английски. Норамльная картина. Свое отсутствие объяснять ему и в голову не приходит. Ну и ладно, главное можно лететь. Снова прощание, просьбы передать привет знакомым, обмен телефонами – и покрытый гравием перрон уползает под нижний блистер вертолета. Ветер у меня попутно-боковой, с северо-запада, слегка помогает. А вот окружающие пейзажи начинают наводить тоску. Это уже не Земля Баффина, тут все какое-то мрачное. Поверхность холмистая, изрезанная темными каньонами, вся покрыта черными камнями. Многочисленные озера и реки с порогами не добавляют веселья в этот пейзаж. Растительности практически нет. Настроения прибавляет облачность, плотным слоем закрывшая небо, и время от времени проливающаяся дождем. По мере удаления от аэропорта все меньше слышу в эфире другие борты, в конце концов наступает полная тишина. Попытка вызвать диспетчера через часок и передать погоду успехом не увенчалась, отсюда меня никто не слышит. Вообще-то никому моя погода тут не нужна, мне просто хотелось проверить, слышит ли меня кто. Так, на всякий случай. Ну на нет и суда нет. Скучно лететь одному, особенно когда посмотреть особо не на что. Через два часа, наконец-то появляется Repulse Bay. Авиатоплива там нет, и я заливаю дизльное. Заправщик ведет меня в ближайший магазин, там есть телефон, по которому я могу взять погоду и дать флайт-план. Около магазина местные мужики разделывают тушу моржа, я вижу характерно изогнутые бивни. Хотя, может это и не морж, я не спец в опознании разделанных туш. Мужики широкозубо улыбаются мне, машут измазанными кровью руками, спрашивают как дела. Услышав, что дела у меня идут неплохо, на ломанном английском предлагают мне тут же эту тушу купить. Приходится объяснять им что в вертолет она не поместится, у меня и так там гора ящиков, топливная помпа и прочее барахло. Мужики соглашаются, сочувственно качают головами, цокают языками и желают мне удачного полета. Хорошие мужики, душевные. Вот только моржа жалко, что он им сделал. На обратном пути из магазина замечаю еще одну интересную картину. На ступеньках дома сидит бабка в грязной национальной одежке и электрофрезой обтачивает зеленый камень, делает народную поделку на продажу глупым белым туристам. Зубов у бабки в полуоткрытом рту практически нет, на глазах профессинальные защитные очки, какие надевают здесь слесаря и сварщики. Колоритно...
Еще один мрачный кусок земли медленно уходит под брюхо вертолета. Перед вылетом я позвонил в Chesterfield Inlet, пытался договориться насчет заправки. Бесполезно. Кто-то с диким местным акцентом сказал, что не гарантирует, что найдет шофера заправщика, так как тот на рыбалку ушел. Если прижмет, придется там искать место где ночевать. Но судьба делает мне подарок за утренние неудачи – ветер подворачивает к северу и путевая скорость у меня увеличиватся. Появляется шанс доплюхать до Rankin Inlet. Там-то точно есть горючее, это относительно крупный поселок. Опять черная каменистая земля под ногами куда хватает взгляд, в эфире молчание, никого нет, порывистый ветер швыряет вертолет, и я все шлепаю и шлепаю на юго-запад...
Небольшое отступление для понимающих. Магнитные склонения в канадской Арктике доходят до пятидесяти градусов, так что ходить магнитными курсами просто не реально. В правилах полетов написано, что все курсы здесь истинные, включая маркировку полос и ориентацию VOR. "Бычий глаз", бортовой магнитный компас крутится как бешенный и показывает все что угодно кроме курса. Так что летаем по истинным курсам, которые реально можно взять только с экрана GPS, или старым методом – "пальцем по карте". GPS, конечно, удобнее, но иногда сигнал слабеет, теряются спутники, и вылезает предупреждение, что прибор работает в 2D. Я опасаюсь, что он спутники вообще потеряет и совмещаю навигацию по GPS со старыми дедовскими методами. Карта еще никогда не подводила.
Ближе к Chesterfield Inlet я понимаю, что ветер сделал свое доброе дело, и у меня есть достаточно керосинки дошлепать до Rankin. Это замечательно, лишняя посадка мне ни к чему, хотя уже давно хочется размять ноги. Все-таки два с половиной часа в одной позе тяжеловато просидеть. Rankin Inlet оказался приличного размера поселком с парочкой двухэтажных домов. Может их больше, я не заметил. Диспетчер в аэропорту меня сразу же обрадовал, что погода в Churchill на грани фантастики, облачность высотой двести футов, температура равна точке росы – идеальное условие для возникновения тумана. Прогноз нелетный для меня до самого утра. Попытка дозвониться до Arviat и найти хоть какую-нибудь информацию и наличии отеля в поселке успеха не имеют, к телефонам не подходит никто категорически. Придется ночевать здесь. Но и в этой цивилизации есть свои местные "арктические" особенности. Ни один телефон такси не отвечает, все попытки вызвать такси обречены на провал – суббота, все на рыбалке. Хорошо хоть в гостинице кто-то снял трубку и объяснил как до них дойти пешком. Естественно я заблудился в лабиринте метных трущоб! Людей на улице мало, суббота, да еще и холодно. Почти у каждого дома привязана собака, в большинстве северные лайки. Я поинтересовался куда мне идти у какого-то мужика, вышедшего покормить свою псину. Мужик, критически оглядев мой рюкзак, предложил мне зайти и подождать пока он закончит кормить собаку, а тогда он отвезет меня на мотоцикле, ему так проще, чем объяснять мне дорогу. После моего вежливого отказа все-таки объяснил. В отеле по поводу субботнего вечера в ресторане кухня уже не работала, и мне предложили просто сьесть бутерброд и запить соком. Это, кстати, единственный ресторан в городке, где можно выпить спиртного. Со спиртным в Ранкине тоже не все просто. В ресторане отеля наливают только постояльцам, даже бармен, не говоря уж о работниках отеля не имеет права выпить в баре. Спиртного в широкой продаже нет, однако его можно заказать в специальном магазине и его потом привезут. Чтобы это сделать нужно иметь лицензию на покупку спиртного, в которой будет написано сколько ты имеешь права купить. Купив бутылочку можно спокойно сесть за стол и предаться бахусовым забавам, а можно еще и приятеля пригласить. А вот уйти из дома и оставить приятеля наедине с купленным тобой на твою лицензию зеленым змием уже нельзя. Не все так просто в этом снежном королевстве. Однако, как мне сказала девушка-регистраторша, подпольное производство и торговля спиртным процветают в полную силу. Не смотря на усилия полиции каждый знает где купить местного самогона у местных бутлегеров. И называется все это безобразие dry community. Не дай Б-г нам такого...
Отель, конечно, самый приличный в городке, цена за номер самая неприличная, как будто это Хилтон, не меньше, а вот качество – на уровне советских ведомственных гостиниц-общежитий начала восьмидесятых. В коридоре пахнет табаком, пол в номере не видел пылесоса с момента рождения, в ванной, в которой, кстати, не развернуться, в потолке выломана панель от-чего-то-там, на лампе абажур отсутствует, полотенца и постельное белье пахнут каким-то диким химическим стиральным средством, но это все не беда. Главное – я в цивилизации, сплю под одеялом, и стены не ходят ходуном от порывов ветра. Все-таки палаточная романтика хороша в меру. Наутро в ресторане неряшливо одетый молодой человек с подбитым глазом на удивление юрко и ловко сварганил мне фруктовый салат, чего уж я совсем не ожидал. Девушка на регистрации посетовала, что в такое ранне утро такси не найти днем с огнем, и к моему удивлению, оставив свое рабочее место, повезла меня в аэропорт на своей машине. От предложенного вознаграждения категорически отказалась, сказав, что обидится, если я буду настаивать. Вот вам и звериный оскал капитализма. Душевный такой оскал, я бы сказал.
И снова в левом блистере черная рябь залива, а в правом каменистая земля с проплешинами озер и болотин. На подлете к Arviat связываюсь с тамошним диспетчером и прошу вызвать заправщика к посадке. И тут начинается местная бесхитростная торговля. Мне говорят по радио, что если я хочу авиатопливо, то покупать его я должен только бочками по двести литров, меньше не продают. Я говорю, что мне надо всего галлонов двадцать, и, если они такие жадные, то я просто залью дизтопливо из машины, его-то уж точно продают по литрам. Диспетчер замолкает, потом сообщает, что я должен буду заплатить еще и за то, что заправщика вызвали сверхурочно в выходной день. Хорошо, заплачу я вам, не велика проблема. После посадки на маленьком грузовичке подкатывает парень и начинает уговаривать меня купить сразу бочку горючего. Мне в общем все равно, не из моего кармана, но разбирает интерес что будет, если отказаться. Я требую дизтоплива, на что парень нисколько не смущаясь говорит, что шофер машины-раздатчика уехал на рыбалку, когда приедет не сказал, а сам он управлять машиной не умеет. На мое предложение дать мне поуправлять заправщиком простодушно отвечает, что ключи наш рыбак забрал с собой. Вместо блесны, наверное использует, чтобы добро не пропадало. Меня разбирает смех от такого наивного «впаривания» и я соглашаюсь купить бочку топлива, этот артист честно отработал свою роль, да и я не собираюсь ждать когда приедет с рыбалки шофер.
На этот раз наблюдать за поверхностью интереснее. Сперва на черном каменном фоне стали появляться зеленые пятна болот. Потом я вдруг обнаружил давно не виденные деревья. Их становится все больше, и, наконец, под брюхом вертолета настоящий лес. До чего все-таки приятно смотреть на лес, или это я с детства привык к лесам Карельского перешейка... Цивилизация уже близка, впереди Churchill. Погода в этом порту не блещет, северо-восточный ветер несет с воды всякие неприятности в виде низкой облачности, мороси и тумана. Но мне везет, и я проскакиваю до того, как аэропорт накрывает. Дальше опять дороги на сегодня нет, дама в флайт-сервисе по телефону говорит, что вся зона юго-западнее аэропорта закрыта такой сильной грозой, что она даже не видит на экране радара меток метеостанций, все в грозовых засветках. "You better stay in Churchill and enjoy polar bears" – говорит мне дама, и я вынужден с ней согласиться. Churchill – еще большая цивилизация, чем Rankin Inlet, и меня подвозит в гостиницу девушка с регистрации на своей машине. Сговорились они все, что-ли? Девушка рассказывает, что здесь очень много белых медведей, и Churchill – единственное место в мире, где есть тюрьма для нарушивших общественный порядок белых мишек. Если они забредают в город, а это время от времени случается, их усыпляют выстрелом из ружья с каким-то особым патроном, а потом, пока они не проснулись, увозят в тюрьму и держат там пока на заливе не станет лед. Тогда их отпускают на волю. "Й-эх, да па-тундре, да по широким пра-асторам" - поют, наверное белые мишки, откинувшись с кичи. Еще Churchill удивил меня тем, что в десять вечера в городе вдруг завыла сирена как будто началась воздушная тревога. Серьезная такая сирена, не игрушечная. Мне объяснили, что у них муниципалитет лет сорок назад принял закон, что дети-до-шестнадцати после десяти вечера на улице появляться без сопровождения взрослых не могут, и вот уже несколько десятков лет эта сирена загоняет цветы жизни домой. Наверное так и нужно воспитывать в детях добро и дисциплину, просто мы тут ближе к югу ничего не понимаем. Больше ничего интересного я в этом холодном городе не обнаружил.
Вот, собственно, и все. Дальнейшая дорога была долгой, просто долгой. За один день, с пятью посадками на дозаправку я добрался от Churchill с его плюс четырьмя по Цельсию и пронизывающим ветром до Эдмонтона с двадцатью семью выше нуля и душной жарой, от которой я уже отвык. По дороге постепенно освобождался сперва от свитера, потом от куртки, до Эдмонтона добрался в одной футболке, обливаясь потом от двухчасового полета с ярко светящим прямо в лицо солнцем. Отель, душ, ресторан, пиво. Завтра домой. Все.


Оригинал здесь у s76mikle Комменты, если что, оставляйте у него. Я здесь не при делах. Там ещё есть, что почитать.
Tags: наши в канаде
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author