Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Black & White

СТАЛИНИСТАМ

Речь академика В.П.Эфроимсона в Политехническом институте в декабре 1985 году в Москве после просмотра фильма о жизни академика Вавилова:

- Я пришел сюда, чтобы сказать правду. Мы посмотрели этот фильм… Я не обвиняю ни авторов фильма, ни тех, кто говорил сейчас передо мной… Но этот фильм – неправда. Вернее – еще хуже. Это – полуправда. В филь­ме не сказано самого главного. Не сказано, что Вавилов – не трагический случай в нашей истории. Вавилов – это одна из многих десятков миллионов жертв самой подлой, самой бессовестной, самой жестокой системы. Системы, которая уничтожила, по самым мягким подсчетам, пятьдесят, а скорее – семьдесят миллионов ни в чем не повинных людей. И система эта – стали­низм. Система эта – социализм. Социализм, который безраздельно властво­вал в нашей стране, и который и по сей день не обвинен в своих преступле­ниях. Я готов доказать вам, что цифры, которые я называю сейчас, могут быть только заниженными.
Я не обвиняю авторов фильма в том, что они не смогли сказать прав­ду о гибели Вавилова. Они скромно сказали – «погиб в Саратовской тюрь­ме»… Он не погиб. Он – сдох! Сдох как собака. Сдох он от пеллагры – это такая болезнь, которая вызывается абсолютным, запредельным истощением. Именно от этой болезни издыхают бездомные собаки… Наверное, многие из вас видели таких собак зимой на канализационных люках… Так вот: великий ученый, гений мирового ранга, гордость отечественной науки, академик Ни­колай Иванович Вавилов сдох как собака в саратовской тюрьме… И надо, чтобы все, кто собрался здесь, знали и помнили это…

Но и это еще не все, что я хочу вам сказать…
Главное. Я – старый человек. Я перенес два инфаркта. Я более два­дцати лет провел в лагерях, ссылке, на фронте. Я, может быть, завтра умру. Умру – и кроме меня вам, может быть, никто и никогда не скажет правды. А правда заключается в том, что вряд ли среди вас, сидящих в этом зале, най­дется двое-трое людей, которые, оказавшись в застенках КГБ, подвергнув­шись тем бесчеловечным и диким издевательствам, которым подвергались миллионы наших соотечественников, и продолжают подвергаться по сей день лучшие люди нашей страны, – вряд ли найдется среди вас хоть два человека, которые не сломались бы, не отказались бы от любых своих мыслей, не отреклись бы от любых своих убеждений… Страх, который сковал людей – это страх не выдуманный. Это реальный страх реальной опасности. И вы долж­ны это понимать.
До тех пор, пока страной правит номенклатурная шпана, охраняемая политической полицией, называемой КГБ, пока на наших глазах в тюрьмы и лагеря бросают людей за то, что они осмелились сказать слово правды, за то, что они осмелились сохранить хоть малые крохи своего достоинства, до тех пор, пока не будут названы поименно виновники этого страха, – вы не мо­жете, вы не должны спать спокойно. Над каждым из вас и над вашими деть­ми висит этот страх. И не говорите мне, что вы не боитесь… Даже я боюсь сейчас, хотя – моя жизнь прожита. И боюсь я не смерти, а физической боли, физических мучений…
Палачи, которые правили нашей страной, – не наказаны. И до тех пор, пока за собачью смерть Вавилова, за собачью смерть миллионов узни­ков, за собачью смерть миллионов умерших от голода крестьян, сотен тысяч военнопленных, пока за эти смерти не упал ни один волос с головы ни од­ного из палачей – никто из нас не застрахован от повторения пройденного… Пока на смену партократии у руководства государства не встанут люди, отве­чающие за каждый свой поступок, за каждое свое слово – наша страна будет страной рабов, страной, представляющей чудовищный урок всему миру…

Я призываю вас – помните о том, что я сказал вам сегодня. Помните! Помните!

Академик Владимир Павлович Эфроимсон.

Свято верящим, что Сталин выиграл войну.
Вам не приходило в голову, что войну можно выиграть не закидав врага миллионами тел, а создав условия для нормального развития страны, не насаждая страх, не репрессируя военных и ученых, веря собственной разведке, не спрятавшись от народа в первые дни немецкого наступления? Нет, не приходило? Только так, как этот ирод со страной поступил?


Апдейт: тоже доходчиво про Сталина
Black & White

КУДА УХОДИТ ДЕТСТВО



Замечательное кино. Скупые мужские слезы в чужой арабской Джидде и все такое ...

Один небольшой момент: Все, что происходит сейчас и о чем с такой горечью говорит автор - это сделали и продолжают делать как раз те самые счастливые дети 60-х, 70-х, 80-х....
Black & White

ТЕАТР ОДНОГО АКТЕРА

С очередным тренажером расквитался (это отдельная большая тема, впрочем мало кому интересная) - теперь есть время на личную жизнь в ЖЖ. Вчера же зацепился на одном из профильных авиационных форумах за тему о сольных выступлениях КВС перед пассажирами. Там это уже не раз обсуждалось, да и в совсем другом ракурсе - из кокпита. Хотелось бы услышать мнение начальника транспортного цеха пассажиров.



Итак, как я себе это представляю, сидя за бронированной дверью и созерцая в темноте созвездие даже мне малопонятных приборов.

Самое главное, что я вынес из моей довольно продолжительной пассажирской жизни: эти сольные выступления капитана по самолётному радио нафиг большинству не вломились. Естественно, мы пока говорим о нормальной ситуации - рейс по расписанию и ничего ещё в самолёте не сломано. Вот сижу я весь такой на своём пассажирском кресле. Передо мной экран с захватившим меня фильмом или игра в самом разгаре, и вдруг всё замораживается надписью "PA announcement", и капитан начинает свою речь минут на пять. Ну ладно - борпроводники. У них технология и лишнего они ничего не говорят. Но какого хрена ко мне в кино лезет часто на двух языках капитан? А игры на развитие памяти?

Я только запомнил последние картинки, которые мне надо открыть, и тут на тебе - долбанная высота и температура за бортом. Кому в здравом уме этот бред нужен? И еще - где мы пролетаем. Я, плять, это на мониторе перед собой могу посмотреть! Кто тебе сказал, что это вообще мне интересно?

Качество английского - это тоже отдельная песня. В особенности в большинстве российских компаний. На рейсе в Париж капитан Аэрофлота в своем объявлении так и сказал в английской фразе - "Париж". Вот просто вставил по-русски в английскую фразу типа: Ladies and Gentlemen, welcome on board of Aeroflot Flight 2452 to Париж... Занавес, и уши покраснели, хоть я и не при делах.
Ладно, не умеет правильно говорить - он еще говорит это скороговоркой, типа, я такой крутой англичанин. Ничего не поятно, фильм прервали, игра похерена - зачем? А спят люди? Нахрена ночью-то свои навыки отрабатывать за наш счет?

Слушая часто из салона этот обязательный бред, я уже давно пришел к своей технике общения. Окей, поговорить, конечно, надо. Но вовремя и без напряга. Если ничего непредвиденного не происходит, я оставляю общение бортпроводникам, а сам говорю только одну короткую речь после набора высоты. Мол, всё нормально, мы о вас помним, "здоровья вам и хорошего настроения". Пассажиры, как раз в это время обычно едят и большинство не спит. Хотя, если это совсем глубокой ночью или под утро, то вообще ничего в это время не говорю, а только выступаю перед началом снижения. Опять таки, только общее приветствие, погода и пожелание хорошего дня. С одной стороны, не царское это дело - на каждом этапе отвлекаться от пилотирования и радиосвязи. С другой - людям элементарно мешаешь кино смотреть или спать.

Естественно, в случае задержки, неисправности, зоны ожидания. ухода на запасной, слива топлива и проч. общаться с пассажирами совершенно необходимо. Я про то, что не надо им мешать. Перед запуском, взлетом, после наобра эшелона, перед снижением, после полёта. Один раз я сидел в салоне Эмирейтс, и капитан стал прощаться с пассажирами во время заруливания на стоянку. Это вообще перебор. Там только и смотри, чтобы правильно заехать и ничего не зацепить - нет, он пространно желает мне приятного вечера. Да еще явно такой довольный собой. Театр, блин.

С этим тесно связано еще одно по мне странное поведение части летчиков - выйти после полета на аплодистменты и поклон провожать пассажиров. Я, проходя мимо такого красавца, конечно скажу ему спасибо. Но только потому, что он там стоит. И мне при этом за него неудобно. Как будто это я.

Как-то оказался свидетелем абсолютного капитанского нарциссизма. Летел Air France из того же Парижа в Шереметьево. Весь из себя накрахмаленный, наглаженный и начёсанный капитан сам встречал пассажиров на входе. Потом, когда все уже сели, вышел в салон!!!, взял у проводников трубку и, стоя в проходе, выдал речь на несколько минут. В полёте не давал спать, после посадки, опять-таки, провожал, но самый прикол был вообще после пограничного контроля - он стоял и каждому ещё раз заглядывал в глаза, явно любуясь собой и наслаждаясь произведенным впечатлением. Вот, что у человека в голове?

Естественно, ситуации бывают разные. На российских чартерах я в своё время с пассажирами много общался. Во-первых - только по-русски. Ни одного иностранца - зачем? Потом - они на отдых летят, в основном уже весёлые и готовые к развлечениям. Вот тогда я им рассказывал и показывал географию планеты. Моря, горы всякие, города, экватор. Вплоть до того, что запрашивал у диспетчера пролететь правее трассы десять миль, чтобы в развороте над Мальтой пассажиры левого борта могли насладиться панарамой острова. С предварительным об этом объявлением. На ура и с аплодисментами. Всё должно быть уместно.

А в моей нынешней жизни я иногда вообще ничего не говорю. Это когда перед аудиторией из трёхсот индийских уборщиков, грузчиков и служанок. Один из них третьего дня у меня два газовых баллона сп.здил. А я им "Ladies and Gentlemen"? Тем более, они всё равно почти ничего не понимают...

Это моё видение и довольно субъективное. 33 года и 23000 часов налёта. Приелось. А вам как?

Апдейт: Окей, мнений, естественно, много и разных. Имеет смысл примерно определить пропорцию желающих общения и тех, кому это мешает. Как с британским референдумом - решение принято почти половиной с небольшим перевесом, а пользоваться результатом или расхлёбывать последствия будут все:)